Александр Садилов

  Ага! Вам стало интересно кто я такой.  Хороший вопрос: «Кто я такой?». Определенно можно ответить только цитатой из паспорта. Там написано следующее: «Садилов Александр Викторович» и  бла-бла-бла. Факты биографии штука неинтересная и занудная; да и кто может с уверенностью сказать, что я 10 лет назад, например, был я. 

  Прошлое любого человека можно уместить в два слова – «родился» и иногда «умер», с небольшими переменными между словами  (учился  — женился – развелся – работал — разродился). Никто никогда не пишет в биографии «любил или люблю». Пишут строго: «Иванов И.И. – генеральный директор». Никто не пишет — «люблю быть мерчендайзером» в компании такой-то. Или люблю быть заместителем директора какого-нибудь.

  Когда пишут Иванов И.И – генеральный директор, не расшифровывают (я люблю деньги, поэтому я генеральный директор, или я боюсь быть без денег)  Мне всегда казалось, что самая правдивая информация о человеке – это что человек любит делать, а не что он делает или чем занимается. Т.е. любые анкетные данные нужно начинать с сухой строчки «хобби», но она всегда тоскливо болтается в конце списка. Впрочем, бывают приятные исключения, и все это совпадает.

Я люблю музыку.

  В 15 лет мне не казалось это очевидным, потому что с гитарой я проводил по 10 часов в сутки, а любить хотелось больше девочек, нежели  гитару и музыку в целом. Если девочка казалась совсем недостижимой мечтой, то с гитарой  все было совсем иначе . Да и любимые музыканты в колонках всегда знали от чего я страдаю, и что на самом деле я хочу (подонки). 

  Гитара  не могла ответить отказом  и была всегда доступна. Правда, она издавала звук, который в начале был похож на ужасный крик больного носорога, но внезапно все изменилось, и ее голос перестал раздражать слух соседей и мой заодно… В последствии, связь между девочкой , гитарой и любовью – оказалась достаточно прочная. Чтобы разобраться, что к чему, — нужно было влюбиться, жениться и далее по списку. Пережив ранний опыт любви к музыке, и прочие необходимые уроки, я стал понимать, что любовь к музыке штука нездоровая. Для осознания и принятие этого — понадобилось время. Много времени

И вот…

  Я люблю музыку. Чтобы поставить себе этот диагноз и окончательно признаться в этом, понадобилось еще несколько лет:  жизненных перемен, попыток уйти от этого и излечиться, но увы, все бесполезно. Болезнь хроническая, неизлечимая и заразная. В клинику ложиться я не стал, а построил себе собственный стационар в деревне Мишнево, где палату оборудовал микрофонами и шнурами, а также гитарами, клавишами и барабанами,  чтобы отслеживать состояние болезни.  К полному моему удивлению, таких сумасшедших, как я, оказалось немало, и периодически они появляются у меня в палате.  Так и живем.

  Если вы нормальный, здоровый человек – ни в коем случае не читайте этот сайт, не следите за нашими группами в соц.сетях, не подписывайтесь на наш канал на Youtube.  Повторюсь, болезнь очень заразная.